суббота, 8 декабря 2018 г.

Светлой памяти Светы Сусловой (10.08.1960 - 30.11.2018)


Наша дружеская команда, которую можно условно назвать "Сектор микроЭВМ (ПНИИИС) понесла первую потерю. Семь лет сопротивлению раку для Светы закончились. Но важно - это были годы ее активной жизни (работа, путешествия и пр.) почти до последней минуты...


Мы познакомились со Светой во второй половине 1988 года, кажется, осенью, во второй половине октября.
Дело было так.



Весной 1988 (начало активной перестройки) в нашем ПНИИИС произошла важная реформа. До этого много-много лет это был именно производственный и научно-исследовательский институт. А в 1988 он разделся на две независимые части - производственный трест и НИИ. Во главе НИИ стал бывший ранее замдиректора по науке Баулин Владимир ???
Но в ПНИИИСе еще с 1980-го был ВЦ (EC-1022) и отдел "математиков" (программисты асушных задач), который относился к производственной части. И еще болталась пара (кажется, так) "Электроник-60", приобретенная относительно недавно), которые остались в НИИ.

Я весной 1988 написал докладную Баулину с предложением сделано на базе этой "мини-техники" отдельную структуру, где собрать имеющиеся в институте вычислительные кадры.
Где-то перед майскими эта идея была принята и так в ПНИИИС (он сохранил приставку "производственный") появился небольшая, но отдельная (проходил так в кадрах и в бухгалтерии) структура - "сектор микроЭВМ".

Вычислительных кадров удалось собрать немного - Андрей Колесов (руководитель), Марк Кучай (мы с ним были вместе в лаборатории Вени Зильберга, с 1980-го, он туда пришел еще раньше), Лена Ветрова (она была "оператором", но не программером) и Света Никитина (она программировала, но была не ИТ по образованию).
Нам отвели шикарную комнату 228, там поставили две "Э-60) и разрешили набирать еще сотрудников.

Но тут нужно сделать важное замечание. Это было начало Перестройки. Институт уже перешел на хозрасчет, в том числе внутренний. Людей-то набирать было можно, но фонд оплаты все равно складывался с учетом "бюджета" и "хоздоговоров" подразделения.

Мы получили отличное помещение, жили совершенно автономно, к тому же у нас была вычтехника тогда еще весьма загадочная для почти всех. И еще мы были молоды. Я был самим старшим, мне было тогда 34 года.

Короче говоря, вокруг "сектора" начала собираться "тусовка", из числе интересующихся ВТ и просто "поговорить". Первым, конечно, был Серега П. (лаборатория гидрогеологических исследований), почти сразу появилась Ольга П. (отдел методологии Раца), потом Ира Б. (инженерно-геологический отдел), Антон Т. (отдел гидрогеологии).

Ира появилась у нас где-то в сентябре. И появилась она с какой-то простой программой, написанной на Бейсике, для каких-то инженерно-геологических параметров. Сейчас точно не помню, но кажется, дело было так. Ей начальник поручил чего-то посчитать "руками", а ее подруга написала ей программу для автоматизации этого процесса. Или начальник дал уже написанную программу, которую дописала ее подруга.
Когда Ира уже начала считать по программе на Э-60, я тоже немного правил программу...

А через несколько дней Ира сказала, что ее подруга (она раньше не писала на Бейсике, но быстро "накропала", что нужно) сейчас как раз без работы и она (Ира) может привести ее к нам. И через пару дней в 228 к. появилась Сус.

(Кроме нее к нам пришли еще Ира Колосова и Ира Низовцева, немного позднее перешла к нам Оля П, в максимальном варианте сектор был в составе 8 человек. Из людей "со стороны" внештатным членом тусовки был еще Миша Б., большой ученый-гидролог, будущий директор ИВПАН, и Оля Ш, еще одна подруга Иры Б., которая работала с ней в инженерке.)

Света понравилась мне с первой же минуты, вот такой, как в ту первую беседу, она была все всегда.
С неизменной улыбкой, глаза с веселой искринкой, спокойная, доброжелательная, надежная. Мобильная, готовая к освоениюю нового...

У меня по жизни характер - совсем не сахар. Но я не помню, чтобы мы с ней хоть раз конфликтовали (а я конфликтовал со всеми). Исключительно благодаря ее удивительной деликатности и спокойствию. При том, что это совсем не означало, что она во всем соглашалась. Нет, просто она умела очень спокойно и деликатно отстаивать свою точку зрения.

Она всегда была в хорошем настроении. Хотя у нее было немало жизненных проблем и неприятных ситуаций. У нее было отличное самоироничное отношение к самой себе, одновременно с чувством собственного достоинства и уверенности в себе.

И еще она была отличным программистом и сотрудником...

Наш "Сектор МикроЭВМ" просуществовал официально до 31.12.1995 года (а продолжали трудиться в здании ПНИИИСа до 2002), но сокращаться он начал еще в 1992 году. Последние пару лет мы работали втроем (Света, Оля и я), Света ушла, кажется, в начале 1995 года в АртБюро,

Вот тут - фото Светы, которые хранятся у меня в моей домашнем архиве. Это как раз первая половина 1990х




Тут наша команда, но без Сергея П. Он в 1993 году уехал на год в США, и Антон сделал для его вот такой "фотошоп" (чуть ли не первое его опыт работы с этим пакетом), которые мы отправили ему в Америку.



А это - вся наша команда, правда Антон спрятался



Это мы были в командировке в Алма-Ате. Мы поехали в Медео, фото - на верху противоселевой плотины, сзади виден знаменитый каток













 После прекращения работы "сектора" в ПНИИИС мы продолжали встречаться компанией. У меня хранится много фото...
Последние годы стали собираться все реже.

Последние семь лет Света тяжело болела, но не просто боролась с недугом, но и продолжала активно жить - дом, работа, отдых, путешествия...

Вот последняя встреча "женской половины". 12 июля 2018 года. Я был в этот момент во Владикавказе и поддерживал мобильную связь (в том числе видео) по Вотсапу. Вот полученные мной тогда фото






А это - фото сентября 2018 года. Сардиния... Свете оставалось всего два месяца, но она жила вот так:





Вот так...

Комментариев нет:

Отправка комментария