суббота, 23 мая 2020 г.

Как мы с Кисой (Ирой Поповой) поженились


Сначала нужно сделать некоторое предисловие.

Мы познакомились с Ирой 1 сентября 1970 года. Первый день учебы в МИФИ, в одной группе. На соседних партах – мы с Гариком на последней, Ира с Мариной Детушевой – перед нами.




Из всех девочек нашей группы (30 человек в первом семестре, треть – девочки) Ира была, на мой взгляд, самой симпатичной и интересной, но никаких даже намеков на романтические отношения у нас с ней не было. Я так думаю, что у нее были некоторые "кадрежи" (от слова кадриться) с другими ребятами из группы (но ничего публично заметного), но я в поле интересов ее точно не попадал, ну а раз так – и она в мое тоже.

Из всей истории первых курсов помнятся только три эпизода наших контактов, но - мимолетных и без намеков на "отношения".

В январе 1973 года, на студенческие каникулы, Ира вышла замуж (за парня из своего Фрязино), кажется, первой на нашем потоке. Она пригласила на свадьбу нескольких человек из нашей группы, в том числе и меня. Как мы ездили на свадьбу, это отдельная история.

Я, помнится, там на свадьбе сказал тост в том смысле "Что же мы – ребята-одногруппники – такие лопухи, отдали на сторону самую классную девчонку нашей группы. Проморгали…"
2 июля она родила Алешу.

А в начале февраля 1974 она, совершенно неожиданно для меня, решила завести со мной какую-то однодневную интрижку. Но что-то в этом деле у нее пошло не по плану, и интрижка затянулась на несколько десятков лет.
Все было совершенно безумно и очень сложно. Не хочу рассказывать детали, но в июле-сентябре 1974 мне хотелось с горя утопиться…

Фактически она разошлась с мужем летом 1974 (а может быть и раньше – мы никогда эту тему не обсуждали).

А в ноябре их семья (Папа, мама, бабушка и Ира с Алешей) переехала жить из Фрязино в Москву (папа получил серьезное назначение в Москве – доктор наук, генеральный директор НПО).
Причем, случайно оказалось, что они получили квартиру на Преображенке, от ее дома до моего – 20 минут пешком. Кстати, там в этой квартире (семья еще не переехала туда) был написан (Ирой) и подписан обоими вот этот документ.



Я, конечно, воспринял это как просто шутливый жест примирения с ее стороны (летом она меня послала куда подальше...).


Так или иначе, но уже в январе 1975 годы мы с ней уже довольно официально числились у наших родителей "друзьями" без определенных планов на будущее (именно друзьями, не более того).

В таком дружески-любовном статусе мы с ней болтались несколько лет, было много всего, все было опять же непросто. Мы ездили с ней в Терскол на горных лыжах (но опять же – скорее, как друзья, но путевки доставал мой отец), ходили в походы, в театр и пр.
С зимы 1977 года мы втроем (с Лешей) постоянно ездили каждые выходные на лыжах в Москве.

Официально развелась она только в апреле 1976 года, чтобы оформить диплом МИФИ на свою собственную фамилию.

Наступил сентябрь 1978 года, нам обоим исполнилось по 25 лет (мы с ней оба – сентябрьские).

И в этот момент Ира решила проколоть уши и обзавестись сережками. По этому поводу ее родители подарили ей, помнится, 250 руб. на сережки (очень большие тогда деньги – зарплата остепенного старшего научного сотрудника).

Естественно, собрались ехать вместе... Но об этом деле узнала моя мама (тема обсуждалась публично) и сказала, что хочет поехать с нами, в том числе - показать отличный ювелирный на Арбате (мама была большим знатоком Арбата). Ира согласилась (у них были отличные отношения), и мы втроем в субботу отправились за покупкой…

Пришли в магазин, дамы (Ира и мама) смотрели там разные штуки, я – в сторонке. Потом Ира что-то выбрала и мы с ней пошли к кассе. И тут, у кассы, выясняется, что "денежки тю-тю". Сперли, 250 руб из сумочки. Нету…
И тут Ира как заревет! (за всю жизнь это было при мне единственный раз)

Моя мама – мудрая женщина – тут же испарилась куда-то (поняла, что она тут лишняя).

Мы выходим на улицу (Арбат), Ирка ревет и причитает о своей невезучей судьбе… Я иду за ней и пытаюсь как-то успокоить. Она продолжает реветь и причитать, ну типа "все не так, жизнь загублена,…" И в какой-то момент произнесла: "Вот и ТЫ жениться на мне не хочешь…" (речь о женитьбе не поднималась до этого момента ни разу). На что я естественно говорю: "Не плачь ты, хочешь – давай поженимся".

Тут она как-то сразу несколько успокоилась. Мы нашли телефон-автомат, она позвонила Кузьмичу (Виктору), папе (именно папе – первый друг), сказала о пропаже денег, на что папа сразу ответил: "Ирочка, не волнуйся, у меня есть загашник, маме ничего не скажем".
История с деньгами закончилась тем, что Ира пришла домой, пара тайно дал его 250, она публично их вернула родителям – "не нужны мне эти сережки, без них обойдусь"…

Но история имела продолжение. Через пару недель, когда я уже обо всем подзабыл, она позвонила и сказала – "завтра пойдем подавать заявление в ЗАГС" (тогда это нужно было делать за три месяца, кроме каких-то особых случаев)

Назначили нам это дело на 19 января 1979 года. Сходили, подали заявление и забыли. Ничего никому не сказали. Лично я еще и потому, что был на 80% уверен, что она передумает.

Приближается зима. Мы решили в этот раз поехать в отпуск на лыжах в Карпаты, на этот раз путевки "пробил" (я свою оплачивал сам) Кузьмич. Но никто о женитьбе не знал (а ездили мы с Ирой в отпуск уже не первый раз, но жили так естественно в разных жилищах).

Время подходит в 19 января 1979 года. Ира не передумывает. Где-то за пару дней я говорю родителям о предстоящем деле. Короткий разговор. Мама, в том числе, спрашивает "А кольца купили?". Я ей говорю – "Нет. А зачем?".
"Как зачем? – они же вам положены" (имелось в виду, что кольца тогда тоже были в дефиците и продавались молодоженам по талонам). Я ей – "ну, если хочешь – вот талоны, покупай". В общем, мама за день "до того" – на тот же Арбат и купила (мое было мне мало, так и лежит в столе с тех пор).

Родители, конечно, несколько разволновались (особенно папа). "Как же так, нужно хотя бы как-то отметить. Хорошо бы и с родителями Иры познакомиться". В общем, сошлись на том, что родители дома днем подготовят "стол", чтобы пришли родители Иры с Алешей (с Леликом они давно были знакомы).

18-го вечером, после работы, я захожу к Ире домой (наверное, забрать ее лыжи к себе, мы от меня уезжали на самолет).
- Ну, ты как не передумала?
- Нет, ты иди, я сейчас родителям скажу.

Да, еще. О деле еще за несколько дней до того (в предварительном порядке) я сказал Гарику и Буренку – чтобы они были свидетелями.

Утро 19 января. Собираемся у нас дома, на 4-й Гражданской. Приходит Ира, Гарик, Буренок.
Отсюда мы идем в ЗАГС (5 минут пешком), там оперативно проводим дело. Правда, было видно, что Ира была там в довольно напряженном состоянии души.

Там было сделано несколько фото и только на одном Ира улыбается. У меня такое ощущение, что она тут говорит: "Ну, что? Влип?"



Возвращаемся домой, время около 12-ти дня. Дома уже Кузьмич, Наталья Юрьевна (ее мама), Алеша.
Садимся за стол, выпиваем по рюмке. Мы с Ирой переодеваемся в походный вид, выпиваем по второй, берем лыжи и рюкзаки, в такси, во Внуково, оттуда в Ивано-Франковск, там на такси (вместе с еще с одной молодой парой – на Жигулях, пять человек с водителем, четыре пары лыж, рюкзаки…) в город Косов, турбаза, поселяемся. В один номер!!!

Ну, а родители со свидетелями остались дома, знакомиться, выпивать и приходить в себя…

P.S. После МИФИ я работал в одной секретной военной (скажем там) конторе. Там был такой порядок – после института народ работал "штатскими", а потом им постепенно предлагали "аттестовываться" (надевать погоны). А в то время это был очень удачный вариант карьеры. Ну, почти как сейчас уехать работать в США, только еще надежнее.

А у нас в 1976 году было большое пополнение отдела "выпускниками" (ИТ-направление быстро развивалось).
И вот как раз в январе 1979 года, перед моим отпуском (и женитьбой), меня вызывает начальник отдела и говорит: "Андрей, к нам в отдел пришла офицерская вакансия, я хочу ее предложить вам, первому из нашего молодого состава".
А я ему: "Спасибо, но у меня другие планы, наверное, я буду уходить из конторы".

Он аж обалдел – такого никогда не было, чтобы человек отказывался от выигрышного билета.
"Ну, вы все же подумайте, и в любом случае вам, как руководителю проекта, довести его до завершения" (а моя команда делала спецпроект к Олимпиаде-80).

Почему я отказался? Ну, с одной стороны, я уже в первый года работы в конторе (в которую поначалу хотел попасть) почувствовал, что не очень расположен к военному статусу. Но был и еще один аргумент. Дело в том, что я был почти уверен, что Ира через несколько месяцев решит разводиться. А в "конторе" не очень уважали людей с "подмоченной биографией", так можно было бы застрять в старших лейтенантах…

В общем, сразу после проведения Олимпиады-80 я уволился, а с разводом так и не получилось…

В заключении: пара фото. Как это ни странно, но это первые фотографии, где мы с Ирой вместе и последние, где мы специально вдвоем позируем. Это мы летом 1979 года поехали втроем гулять в центр Москвы.




Комментариев нет:

Отправить комментарий