Кто, зачем и как (о блог-проекте) === Мой основной персональный Web-ресурс тут:

четверг, 24 декабря 2015 г.

Красная поляна: впервые за 40 лет катания на лыжах!


Предыдущая запись цикла тут

Вот так оно бывает: катаешь, катаешь, а оказывается важные вещи проходят мимо, ты их даже не замечаешь. Впервые получил КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ медицинскую помощь на горе!

Через два с половиной месяца можно будет отмечать 40 лет моего катания на лыжах. После зашиты диплома в МИФИ (в феварале 1976 г) мы поехали "отдохнуть" после "напряженной" учебы перед началом "напряженнной" работы на турбазу МО "Терскол".



Я знал к тому времени что-то о горных лыжах (у нас еще школе некоторые одноклассники начинали занимать этот тяжелым делом, переделывая охотничие лыжи в горные – сами навинчивали по краям металические полоски-канты). Катался мой старший брат Юра, от него я знал, чем занимают военные машиностроительные завода – втихоря умельцы делают титановые бугели и вытачивают крепления по образцам французских Look.
Горные лыжи тогда были жутким дефицитом, а еще общим дефицитом была возможность поехать в горы, на турбазу. А тем более в Приэльбрусье, в Терскол – "главный г-л стадион страны" (тогда и многие годы потом).
А у меня была, поскольку мой отец строил "Терскол" в 1960-е (кирпичи не клал, а выбивал деньги на его строительство и выбивал территорию, что много важнее) и его связи работали еще лет 20 после его увольнения в запас.

А еще я в начале 1970 прочитал книжку Жана-Клода Килли "На лыжах..." (сейчас не помню названия), из которой узнал много интересного (в том числе, как создавались горнолыжные зоны во Франции), и еще много полезного, когда перечитывал ее, уже будучи инструктором. Там есть много верный и ценных советов, главный из которых – "Улыбайся" (я не шучу – это самое главное в г-л деле).

Но я этими возможностями не пользовался. Поскольку считал, что г-лыжи – это для пижонов. Что тех, кто говорят с растопыренным пальцами. К тому же – дорого. Вот футбол, хоккей, беговые лыжи – это наше, а г-лыжи – для пижонов и буржуев...

В общем, в марте 1976 мы (брат Юра, его друг Гера и Киса) отправились в "Терскол" (отец обеспечил путевками). Я относился к этому как в разовому мероприятию – съездил, посмотрел, попробовал и забыл...

Но все оказалось иначе: попробовал... и на второй день "сел на иглу", с которой не могу оторвать до сих пор. Ничего не помогает – даже такие сильно действующие средства, как тазобедренные протез...

В марте 1976 я откатал две недели в 100-й группе (начинающие) и именно там получил технический фундамент, на котором стою до сих пор.

В общем, после марта 1976 годы хоккей, б-лыжи и даже футбол (мы много играли в футбол именно зимой) были отправлены в отставку. Но велосипед остался!
Сразу же после возвращения из Терскола я купил б/у г-л ботинки "Ботас" (под название "чешская месть" – за 1968 год, это от этой обувки произошла поговорка "Лучше в г-л катании – когда снимаешь ботинки) за 45 р (у Толика Яновского) на последнюю полученную стипендию. А через месяц, на первую зарплату дипломированного инженера-системотехника купил лыжи PolStort Alu (100 р) и крепления КЛС-4 (20 р) (заплата у меня для молодого инженера была высокая – 150 р на руки, я же работал в "спецконторе"!)

Короче, уже в апреле 1976 года я был экипирован и готов к борьбе за повышение своего г-л мастерства.
С декабря 1976 года влился в замечательный коллектив "горнолыжной секции" НИИ Вакуумной Техники (спасибо, Виктору Кузьмичу, он был гендиректором НИИ... опять родственные связи) в Нижних Котлах, и быстро стал там своим, благодаря полученной в ССО специальности "каменщик" (секция занималась перестройкой домика базы, который проходил в официальной отчетности как "склад") и готовностью сгонять за "второй" в магазин. Ну, а потом – как член сборной базы по слалому...

А в марте 1977 отправился на ту же "Терскол" продолжать повышать мастерство, что там и сделал под руководством инструктора Жени Гусева в 300-й, а потом инструктора Ады в 400-й.

Вот кстати, фото марта 1977 – 300-я группа Жени Гусева на Четеге-3 (высота 3000 м).
Фото можно посмотреть крупнее, если щелкнуть. Женя - черноволосый, в очках, невысокий.




Обратите внимание, на снаряжение, в том числе мое – штаны-техасы и пр.... Но – замечательная шапочка, которую связала мама по моему техзаданию – французские цвета, две полосы белые, красная и синяя (мы тогда не знали, что через 15 лет это станет и российскими цветами).

Все инструктора мне дали многое (из было, как минимум 5 за первые 8 лет), но Женя Гусев запомнился особенно. "В горах нужно катался, используя все пространство, разную технику. Не части – оставь это для Москву, там по-другому, нельзя"
Женя был из Жуковоского. Оттуда приезжала целая команда инструкторов, в том числе Гена Ложечкин. Но с Женей мы потом ни разу не виделись: он был "мартовский", а я – "студенческий" (зимние студенческие каникулы в конце января и потом до 20 февараля). Но я регулярно передавал ему приветы...

Кроме всего прочего, у Жени в ногах был полиэмилит. Он с трудом ходил, как будто колени были связаны между собой. Но катался отлично, в несколько своеобразной техники (разворот махом делать не мог, только прыжком на месте. Как я сам сейчас ). В общем, его пример тоже стоял передо мной, когда принималось решение "тазоберденный сустав – не повод, чтобы не кататься"...

Все, теперь возвращаюсь к теме поста – медицинская помощь на пике Горная Карусель (впоминает замечательный случай в Терсколе – не со мной: в медицинской правке была записала "причина больничного" - "Горнолыжник был сбит парашютистом на высоте 3000 м")

Так вот 40 лет катаюсь, довольно активно. А медицинская биография – почти никакая (когда пишу эти строки – три раза плюю через левое плечо и стучу по голове).

В феврале 1977 получил на Нагорной острием древка флага ворот (слалом) в левый глазик (замечательная история!)
8 марта, кажется 1980 г – кантом лыжи по черепушке
(оба раза – без швов, только укол против столбняка, перекись водорода на рану и стакан водки в горло)
В 1990х – стер ногу в щиколотке, после чего под комбез надеваю только колготки, чтобы никаких рубцов.
В марте 2000 – ударился коленом (когда шел по ледяной дорожке к станции с лыжами и рюкзаком в Манихино)
В марте 2011 – плечом и глазом о жесткий наст в Шамони (кажется, я заснул на ходу и врезался в снежный бортик трассы.
В декабре 2012 – сломал левый мизнец в первый день катания (если это можно назвать катанием) на Чегете (не фига по траве ездить до низу), узнал о переломе, только вернувшись в Москву.

Вот и все...

И вот. Второй день катания в Красной поляне, второй спуск в Первом Цирке Горной Карусели (от Черной Пирамиды). Поехал и чувствую – стер "нижнюю пятку", на левой ноге, правая сторона. Нужно срочно заклеивать, иначе раздеру ранку окончательно. Да и больно.
Надо искать пластырь, поскольку полноценную аптечку г-л инструктора я давно не вожу на гору.

И вот пример: чем отличается Терскол от Красной поляна. Год назад у меня возникла именно такая же штука на Эльбрусе (за 39 лет катания – впервые). И там я пластыря найти НЕ СМОГ! Только уже внизу, в Терсколе, когда вернулся домой

А тут!
Сразу поднимаюсь на кресле к главной станции ГорнойКарусел, там прямо у подъемника – домик Спасслужбы (кто из читателей видел что-то подобной на Чегете или Экльбрусе? Был домик Серванте, но я и раньше-то видел его работающим только несколько раз).

Правда, в советские времена было иначе: санинструкторами выступали г-л инструкторы. Помню, как бинтовал голову Леше Соколову, которому кресло дало по голове (стандартный вариант при подъезде к нижней станции Чегет-2). А самый выдающийся случай – спасение от обморока туристки-шапки инструкторами Ижиным и Колей Питерским в "Ай"...

Снимаю лыжи, подхожу к домику, у которого сидят спасатели (кто видел спасателей на Чегете, занимающихся своей работой?). Спрашиваю: "Ребята, у вас можно попросить кусочек пластыря?"
Отвечают: "У нас нет платыря, но у нас есть фельдшер, а у него – пластырь. Заходи в домик!"
Но все оказалось много лучше: в домике был не фельдшер, а фельдерица! Девушка лет 25, кажется, Ира (я так растерялся, что даже не спросил, как зовут, но ребята ее называли, кажется, Ирой).

Приклеить пластырь – дело не очень сложное. Но нужно добраться до места, куда его приклаеивать. Как я уже написал – у меня под штанами – колготки...
В общем, снимаю ботинок, снимаю левую штатнину комбеза, снимаю левую часть колготки. Трусы оставляю на месте.
Девушка Ира нежно протирает ранку перекисью и еще более нежно наклеивает две пластинки пластыря...



И в этот интимный момент открывается дверь медпункта и туда хочет войти парень-спасатель. Но, видимо, не очень опытный – он с возгласом "извините", захлопывается дверь...

Пока длился эта медицинский прием, основное время которого заняло раздевание и одевание ноги, мы беседуем с Ирой.
Она из Благовещенска, там закончила медучилище, приехала сюда (тут у нее брат) и уже несколько лет живет и работает. Основное место – больница в Красной поляне (говорят – отличная, я познакомился е ее пациентами), она находит рядом с моим мини-отелем, а во время сезона (в том числе летнего)– на оперативной работе в горах.

Я ей в свою очередь рассказал несколько медицинских баек из жизни инструкторов ЦВТБ "Терскол", в том числе, как Сережа Клицов в 1977 году заснул с храпом на занятии по медподготовке, за что бы изгнал морским лейтенантом-медиком из класса (занятие было актовом зале).

Вот фото этого чудесного места!



 Это фото - через час. Следующий пациент

Вот моя спасительница - с повязкой на рукаве, почему-то черной.



Сказал "спасибо" и поехал... А потом подпимаясь на подъемнике, подумал: а все же классная это работа – инструктор по горным лыжам!

Ведь кроме всего прочего (а прочего – много!) он выполняет функции медработника! И не только на горе, но и под горой.

Я с первого своего заезда взял за правило после обеда делать небольшой обход "личного состава" – как самочувствие после горы. У мужской половины, разумеется, сильно не задерживался (все же водки столько выпить трудно).
Ко второй половине относился, разумеется, внимательнее.

Довольно часто звучали жалобы на синяки (жалобы на то, что в таком виде не удобно появляться в бассейне – странный люди). И тут я был обязан оказать помощь, в первую очередь – моральную.
"Раздевайся, показывай, посмотрим"... Каким местом обычно тормозят начинающие горнолыжницы – хорошо известно...
"Ой, не удобно!"
"Что значит, неудобно! Инструктор – как врач! Нечего стесняться! Снимай!"


Хорошо быть генералом... А г-л инструктором – еще лучше!

10 комментариев:


  1. Книгу тебе подарил я, называлась она "Лыжи по французски"

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нет! "Лыжи по-французски" - это известный самоучитель, Авторы - Боннэ, Маруа.
      Это книга у тебя была, но ты ее мне не дарил.
      Это была довольно большая книга в твердом преплете.
      А я говорю о книге Килли - "На лыжах вместе с Килли". Она небольшая, в бумажном переплете.
      Эту книгу купил Сергей, она сейчас у меня.
      Из серии "звезды мирового спорта", это было целая серия такая, Серега их собирал. Я читал ннигу новозеландского бегуна на средние дистанции (не помню фамилиию) и Иванова - трехкратного олимписйского чемпиона академической гребли (одиночник)

      Удалить
  2. Юрий Курочкин24 декабря 2015 г., 15:26

    Я-то вчера думал: что за травма такая, что не мешает размышлять о завтрашних маршрутах... :-)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. О завтрашних маршрутах мешает размышлять только душевная травма. Впрочем - тоже не мешает :-)

      Удалить
  3. Твои фото и автобиографию хорошо бы скинуть на сайт, как пример той "гвардии", которые не знают, что такое КЛС и Полспорт....

    ОтветитьУдалить
  4. Скинуть можно, но нужно ли им знать, что такое КЛС и Полспорт?

    Я тебе скажу другое. Я тут, в КП, только катаюсь, но и занимаюсь изучением ситуации, в том числе - общественного мнения и общестенного знания.

    Так вот: 50% людей на горе не знают, что Приэльбрусье, 80% - Чегет, 100% - Терскол.

    Но что еще хуже: среди инструкторов (их тут полно) не знают "Приэльбрусье" - 90%. Чегет - 100%

    ОтветитьУдалить
  5. Э-э, батенька, да ты застарелый развратник! Да ещё использующий своё служебное положение! А говорил, что тебе именно само катание нравится. А теперь, значит, можешь барышням только свои синяки показывать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Абсолютно не так! Не использование служебного положения, а пунктуальное выполнение служебных обязанностей!

      Удалить